О нерегулируемых пешеходных переходах


Позавчера, 16 июля 2021 года, на западе Москвы произошла трагедия. Юная водительница, не сбавляя скорости, снесла на пешеходном переходе трех малышей. Как она призналась сама, смотрела она не на дорогу, а в телефон. Двое детей вскоре скончались в больнице. Казалось бы, какие в данной ситуации могут быть вопросы касательно виновника случившегося? Но, увы, в очередной раз находятся люди, которые обвиняют в случившемся пешеходов. В данном случае – несчастных мать и бабушку погибших детей. “Они должны были убедиться”, “а если у водителя инфаркт или отказали тормоза?”, “ проще остановить ...опу, а не полторы тонны железа” и т.п. Что ж, с тем, что у некоторых водителей тормоза отказали, а, вернее, их, похоже никогда и не было, соглашусь.

Collapse )

Хронология

Третья Эпоха

3018 год -  Июнь. свадьба капитана Кириона и Альмариан. Через день Кирион уходит оборонять Осгилиат и погибает.

3019 год - Смерть Боромира и лорда Дэнетора. Свадьба Арагона-Элессара и Арвэн. 36 лет Фарамиру в конце года. 30 лет Альмариан. 24 Эовин.

3020 год - Рождение Борласа, сына Берегонда. Свадьба Фарамира и Эовин

3021

Четвертая эпоха

0001 год - 33 Альмариан, 39 лет Фарамиру. 

0002 год - рождается Эльборон. 40 лет Фарамиру. 

0003 год Свадьба Инголда и Ниэнор (родителей Гвиндора)

0004 год 

0005 год - рождение Гвиндора

0006 

0007 год рождение Майрен, дочери Калиондора Лоссарнахского.

0008 год - рождение Эарнила в ноябре. Несколькими месяцами раньше рождается Морвэн. 47 лет Фарамиру. 41 Альмариан

0009 

0010

0011

0012 рождение Фириэль

0013

0014

0015 - Свадьба лорда Минастана и Артанис (родителей Эрендис)

0016

0017

0018 год. Рождение Эрендис

0019 год. Эарнил становится пажом в Калембэле. Смерть Инголда, отца Гвиндора

0020 год. Эарнил едет с лордом Ангбором в Минас-Тирит.

0021 зимой Эарнила забирают в Эмин-Арнен. Рождение принцессы Эльвинг, дочери Элессара

0022 рождение Эрадана, сына Минастана

0023

0024

0025

0026 

0027 - в начале мая Эарнил уезжает в школу Гвардии. Гибель Эрадана и смерть Артанис

0028 - Эарнил становится гвардейцем. Осенью первый поход в Харондор

0029 - Эарнил знакомится с Фириэль. Второй поход в Харондор.

0030

0031

0032 - рождение Анариона, сына Эрадана Пиннат-Гэллинского.

0033

0034 - смерть Имрахиля, принца Дол-Амротского.

Collapse )

Эпилог

Прошло еще несколько лет. Казавшийся вечным государь Элессар все же ушел в мир иной. Королева простилась с сыном и дочерьми и навсегда покинула Столицу. В соответствии с законами и традициями Гондора, до коронации следующего короля страной правил Кирион. 

В один из вечеров Эльдарион пришел к Блюстителю. Теперь никто бы не сказал, что они родились с разницей в два месяца. Сын Арвэн был все еще довольно молод, на лице же Кириона появились морщины, а некогда великолепные темные волосы покрылись инеем. Новый Король не без сочувствия посмотрел на друга детства. Тот сидел у камина и что-то читал.

— Когда ты, наконец, подготовишь коронацию? Я думал, что она состоится первого мая.

— Это разумная мысль. За сто с лишним лет люди привыкли к празднику в начале мая. — Блюститель поднял глаза.

— Итак, коронация состоится первого мая… Но уже начало апреля… а я не вижу никаких приготовлений, Кирион.

— Времени еще достаточно.

— Ты же послал людей в Арнор с приглашением для северной знати?

— Я послал гонцов с известием о смерти короля Элессара.

— А почему не пригласил их?! Они бы как раз успели приехать.

— Потому, что коронация короля Арнора состоится в Аннуминасе.

— Ты предлагаешь провести две коронации?.. — удивился Эльдарион.

— Да, одну в Минас-Тирит —  для короля Гондора — и одну на севере.

— Мысль неплохая… Вторую коронацию можно сделать в день преполовения лета.

Кирион кивнул и погрузился в чтение.

— Все же я бы хотел обсудить детали…

— Зачем?

— Я — Король, а это моя коронация. Я, конечно, не сомневаюсь в том, что ты все устроишь и церемония пройдет достойно.

— Это будет не твоя коронация, — произнес Блюститель, глядя на огонь.

— Что ты сказал? Я не ослышался? Это дурацкая шутка?!

— Нет. Следующий королем Гондора станет Дэнетор, сын твоей старшей сестры.

— Твой сын, хочешь сказать?!

— Он старший сын старшего ребенка почившего короля. Он станет королем по праву первородства.

— Что за ерунда… Ты прекрасно знаешь, что в Гондоре наследование осуществляется исключительно по мужской линии. То, что ты сейчас говоришь, можно трактовать как измену и попытку переворота.

— Мне не интересно, как ты это будешь трактовать. — Голос Кириона был спокойным, почти безмятежным.

— Я сейчас же прикажу арестовать тебя, твоего старшего сына — вы ведь всегда заодно — и, к сожалению, племянника, так как пока не знаю, разделяет ли он твои планы.

На лице Блюстителя появилась легкая усмешка, в глазах светились отблески пламени.

— Ты еще и смеешься? Все же недаром мой отец не любил тебя, а многие не доверяли. Стража!!!

Лицо Кириона не изменилось.

Двери распахнулись, и в Зал вбежал караул гвардейцев Цитадели во главе с Эделионом, ее капитаном. Они поклонились и теперь, глядя на Блюстителя, ожидали распоряжений.

— Лорд Эльдарион хотел проверить насколько вы бдительны, — произнес Блюститель. — Можете быть свободны, — улыбнулся он.

Гвардейцы поклонились и начали удаляться. Ошеломленный принц смотрел им вслед.

— Ты… Ты!!!

— Ты по-прежнему хочешь арестовать меня?.. Боюсь, не выйдет. Тебе негде взять гвардейцев, которые пойдут на это.

— Я… Я разберусь с тобой! Помяни мое слово. Ты умрешь на эшафоте. Изменник.

— Твой отец очень старательно соблюдал права своего старшего внука и вовсе не возражал, чтобы Дэнетор когда-нибудь стал Королем.

— Он не возражал только в случае, если у меня не будет потомства мужского пола!!!

— И где же оно, твое потомство? У тебя и жены-то до сих пор нет… Или она все еще не родилась?..

Эльдарион с ненавистью смотрел на Кириона.

— Тебе прекрасно известно, что я люблю Келебриан, но ее мать, твоя сестрица...

— Тебе выделят охрану, и ты отбудешь в Арнор. Понадобятся деньги — пожалуйста, Гондор по-прежнему готов делиться с Северным королевством. Уехать можешь в любое время, — продолжил Блюститель.

— Ты будешь говорить мне, что делать?!

— Именно.

— Я верну себе корону Гондора, несчастный…

— Я отнюдь не несчастен. У меня трое замечательных детей, уже появились внуки, прекрасные сестры и брат, племянники, любящая супруга… Несчастен ты, и мне жаль тебя. И если ты думаешь, что военной мощи Арнора хватит, чтобы тягаться с Гондором… Лучше не губи людей. Это все равно бессмысленно.

— Я… убью тебя.

— Не получится. Я хоть и выгляжу теперь старше тебя, хорошо владею мечом.

— А может быть, ты сам хочешь короноваться?

— Нет. Зачем мне это? Никогда не хотел носить этот котелок с крыльями.

— Ты хитрый, властный…

— Довольно!.. Я всю жизнь мечтал о том, чтобы стать моряком… Поздновато, конечно, но я хочу осуществить свою мечту. Когда Дэнетор будет готов управлять страной самостоятельно, а Эрейнион станет для него надежным Блюстителем, я просто уйду в море.

— Лжец! Я не верю тебе.

— Как тебе угодно, но я никогда не стремился к власти или богатству, лишь волею судьбы вновь стал наследником Итилиена. И уже волей твоей старшей сестры и вашего батюшки — членом вашего семейства и отцом старшего внука короля Элессара. Потом ваш отец отнял старшинство у моего первенца, и я поклялся, что верну его. И теперь я это сделаю, и никто не сможет мне помешать. — Кирион откинулся на спинку кресла и смотрел на дрожащего от гнева Эльдариона. — Ты проиграл. Прими это, иначе в тюрьме окажешься ты, а не я или мои дети. В конце концов, Арнор — тоже королевство, и на него никто не претендует.

Эльдарион попробовал найти поддержку в гвардии, но даже лояльные ему гвардейцы отказались идти против Блюстителя. Не помог и Большой Совет Гондора. Кирион был довольно популярен, во главе Дол-Амрота и Пиннат-Гэллин уже давно стояли мужья его старших сестер, а в Пеларгире правил Фэамир. В конце концов наследнику Элессара все же пришлось уехать в Арнор, и первого мая Блюститель короновал своего младшего сына королем Гондора. Эльвинг была провозглашена королевой-матерью. В тот же день Кирион отрекся от титула принца Итилиена и передал княжество Эрейниону. Сам же он остался Блюстителем и помогал сыновьям. Через несколько лет он полностью отошел от дел и, передав блюстительство старшему сыну, уехал в Пеларгир, где поднялся на ожидавший его корабль. 

Парусник отчалил от берега, миновал утес, где лежали столь дорогие ему люди, и вышел в открытое море. Кирион стоял на мостике, с наслаждением подставляя лицо свежему ветру. Он наконец был свободен.

(C) 2021 murzwin

Кирион: глава 65. Прерванное торжество

На десятый день после объявления независимости от Гондора новоиспеченный князь Инзиладун устроил великолепное пиршество для знати старого Умбара. Столы ломились от изысканных блюд, дорогое вино лилось рекой, и скоро большинство гостей опьянело. Притихшая Мириэль в драгоценной диадеме и непривычно ярком, узорчатом умбарском наряде сидела рядом с Эрейнионом и осторожно наблюдала за собравшимися. Большинство умбарских князей и старейшин были немолодыми бородатыми людьми и больше напоминали ей харадцев, чем гондорцев. В конце концов слово взял высокий старик с крючковатым носом и пронзительными глазами.

— Поздравляю великого господина и князя Инзиладуна с освобождением Умбара от гондорского гнета и ненавистного Арагорна-Элессара. Наконец-то Умбар снова стал нашей землей!

Эрейнион улыбнулся и поднял кубок.

— Наша борьба еще не окончена, о досточтимый князь Таркусафад. Да, у нас есть передышка, но впереди весна. Элессар не позволит Умбару так легко уйти из под власти Гондора.

— Да, о великий господин и князь наш, — поклонился старик, — но теперь он немолод, и верю, что за оставшееся до весны время мы сумеем подготовиться и дать достойный отпор ненавистным приспешникам Элессара.

— Разумеется, — кивнул Эрейнион.

Следом за Таркусафадом поднялся еще один старик. 

— Я уже почти не верил, что доживу до того дня, когда над нашим древним и прекрасным городом снова будет развеваться знамя Умбара! — с чувством произнес он.

Collapse )

Кирион: глава 64. Переворот

Ночь и следующие дни прошли для Кириона в мучительных размышлениях о том, как спасти старшего сына. Больше всего ему хотелось увезти его с собой в Пеларгир, а затем в Эмин-Арнен, подальше от Умбара. Но, зная умбарцев, он понимал, что это лишь отложит час расплаты, и они непременно погубят Эрейниона, подослав ли убийцу или просто передадут Элессару подписанное кровью свидетельство о его предательстве, и никто никогда не поверит, что на самом деле оно было ложным. Эрейнион же наконец, впервые за много ночей, все же начал спать и хоть немного восстановил силы. 

Через пять дней Блюститель сел на корабль в Пеларгир. Сын провожал его в гавани. На прощание они крепко обнялись, Кирион поцеловал его в лоб и ушел на корабль. Эрейнион остался на берегу, и они еще долго смотрели друг на друга сквозь пелену застывших слез, пока парусник стремительно уходил на запад.

Теперь внешне Эрейнион держался лучше, и помощник Наместника и остальные подчиненные даже поздравили его с выздоровлением. Они успели к нему привыкнуть и с большой симпатией относились к новому главе Умбара. «Скоро они будут ненавидеть и презирать меня», — с грустью думал тот.

Со стороны все казалось неизменным. Эрейнион справедливо и милосердно управлял провинцией, над городом развевался гондорский флаг, и ничто не предвещало перемен.

Наконец ушло удушливое, знойное лето. Октябрь был лучшим месяцем в Умбаре, и Эрейнион любил его. На улице было тепло, но не жарко, солнце становилось ласковым, а не жестоким, и нагретое за лето море еще не терзалось штормами, неярко сияя голубой лазурью.

Collapse )

Кирион: глава 63. Искушение

После окончания Совета и праздника Коронации Эрейнион простился с родными и, проведя неделю в своем поместье, вернулся в Умбар. Ему бы очень хотелось, чтобы отец навестил его, но лето в южном городе было жарким и душным, и он не стал просить Кириона об этом.

В один из знойных июльских дней Эрейниону принесли письмо. Он развернул бумагу. В письме его умоляли о встрече, где обещали сообщить нечто весьма важное для обороны Умбара. Наместник вызвал начальника караула.

— Кто принес это письмо?

— Человек средних лет… Его внешность была ничем не примечательна, и я, к сожалению, не запомнил его. Простите, милорд.

Эрейнион с досадой покачал головой.

— Попробуйте хотя бы вспомнить, гондорского, харадского или умбарского вида он был?

— Скорее, умбарского, милорд. Но я не уверен. Сейчас лето, и загорелых гондорцев бывает трудно отличить от умбарцев.

— Спасибо, Халдир. Можешь идти, — отпустил его Наместник.

Collapse )

Кирион: глава 62. Старый слуга

Большой Совет в этом году Король не созывал, и весну и лето Эрейнион тоже провел в Умбаре. Слухи о его щедрости разошлись по всему ближнему Хараду, и время от времени из харадских земель привозили пленников; Наместник исправно платил за них двойную цену, а иногда и больше. 

В начале сентября Деруфин известил Эрейниона, что, по словам капитана гвардии, привезли еще несколько рабов. 

— Не сказал, сколько? — поинтересовался Наместник.

— А балрог знает… Кажется, человек шесть всего.

— Передай, что я скоро спущусь, — велел Эрейнион.

Слуга не ошибся. В приемной стояло шесть рабов, включая седого, как лунь, старика. Деньги были переданы бывшим хозяевам, и Эрейнион торжественно объявил людям, что отныне они свободны, могут вернуться в Гондор, а пока он будет рад принять их в резиденции наместника. Большинство обрадовалось, а старик тяжело вздохнул.

— Я понимаю, что освобождение пришло намного позднее, чем вы могли бы желать… — произнес Эрейнион.

— Мы премного вам благодарны, — Наместника окружили люди, — мы и не чаяли, что когда-нибудь сможем вернуться домой.

— По поводу дороги — не беспокойтесь, вам будет куплено все необходимое и оплачена дорога домой, — заверил он.

— Долгой жизни лорду-Наместнику, — возгласил один из освобожденных мужчин, и остальные, кроме старика, горячо поддержали его.

Подошли слуги и начали уводить людей в подготовленные комнаты. Эрейнион аккуратно взял старика под руку.

— Позвольте проводить вас… Вы, наверное, провели в рабстве много лет.

— Много. Какой сейчас год, милорд?

Collapse )

Кирион: глава 61. Наместник Умбара

Скоро в спальню заглянул Кирион.

— Только уснул, — прошептал Дэнетор.

Отец сделал знак рукой, и младший сын вышел из комнаты.

— Мне удалось кое-что выяснить.

— ?

— Комендант, конечно, болван и негодяй, но, естественно, за всем этим стоит не он.

— Не он приказал пытать Эрейниона?!

— Нет, я говорю о плане в целом. Действительно, тебя похитили, чтобы подставить Эрейниона и, зная, как вы мне оба дороги, в конечном счете, ударить по мне. Организаторы не сомневались в том, что среди гондорцев очень развито предубеждение против умбарцев, и первым подозреваемым, по крайней мере за пределами Итилиена, станет Эрейнион… И они, увы, оказались правы.

— Кто же устроил все это?!

— С пытками оказалось все не так сложно. По словам Коменданта, его уговаривал и уговорил применить пытки один из старых тюремщиков, запугивая тем, что тебя могут убить, и потому необходимо любой ценой узнать, где тебя прячут.

— И предубеждение против Эрейниона сработало, — вздохнул Дэнетор.

— Здесь не только предубеждение, но и стремление выслужиться. Все вместе это и привело к тому, что комендант переступил границы дозволенного.

— Я перечитал это дурацкое Уложение 1696 года. Там и правда допускаются пытки в отношении знати!.. — возмущенно произнес Дэнетор. — Его нужно немедленно отменить.

Collapse )